google-site-verification: googleafc8cd59cd220d0d.html

ВЛИЯНИЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ на РАЗВИТИЕ ЛЕСНОЙ БИОЭНЕРГЕТИКИ

В КАЧЕСТВЕ ВСТУПЛЕНИЯ

Лесная биоэнергетика – это подотрасль экономики находящаяся на стыке двух основных отраслей – лесопромышленного комплекса (ЛПК) с одной стороны и топливно-энергетического комплекса (ТЭК) с другой. В понятие лесопромышленного комплекса входит лесное хозяйство, лесоперерабатывающие деревообрабатывающие предприятия, а также предприятия целлюлозно-бумажной и лесохимической промышленности. Под топливно-энергетическим комплексом понимается не только производство первичной энергии, но и добыча, переработка, дистрибуция и продажа топлива.


Каждая из этих отраслей самодостаточна и возникновение прямых устойчивых связей между ними может быть обосновано только внешними макроэкономическими факторами, при которых взаимное пересечение двух отраслей экономически эффективно. Необходимо понимать, что каждая отрасль национальной экономики (ЛПК и ТЭК) функционирует по своим экономическим законам, имеет различный вес и различную зависимость от национальных и мировых тенденций, поэтому вероятность масштабного совпадения интересов зависит от целого ряда внешних макроэкономических факторов.


Так как каждая из рассматриваемых отраслей национальной экономики многомерна и многоукладна, то совпадение интересов происходит в отдельных направлениях или подотраслях. В случае ЛПК и ТЭК - это производство топлива из древесины или торфа и генерация первичной энергии за счет их сжигания.

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ ЛЕСНОЙ БИОЭНЕРГЕТИКИ в РОССИИ

Лесная биоэнергетика в России представлена подотраслью генерации первичной энергии за счет сжигания продуктов леса и подотраслью заготовки и производства биотоплива. Безусловно, лесная биоэнергетика не является чем-то новым, и некоторые элементы биоэнергетики были развиты в советскую эпоху. В частности можно отметить очень высокий уровень заготовки и потребления торфа в СССР. В настоящее время использование торфа не поддерживается европейскими биоэнергетическими программами, однако непризнавать этот вид возобновляемого лесного топлива будет неправильно. Кроме того, стоит отметить высокий уровень производства и потребления различных брикетов из древесины, торфо-древесной и древесно-угольной смеси для коммунального хозяйства. Максимальный объем заготовки и потребления топливного торфа в СССР составил порядка 28 млн.тонн в год (в 1965 году), а производство древесного угля в советский период колебалось в пределах 200-300 тысяч тонн в год.

Советская лесная биоэнергетика существенно отличалась от современных реалий, как структурно, так и территориально. Основой советской биоэнергетики была заготовка и потребление торфа и древесного угля. Такие направления, как сжигание древесины в топливных целях в промышленных масштабах для генерации первичной энергии осуществлялись ограничено, еще сложнее стоял вопрос с производством агломерированного топлива, за исключением торфяных брикетов. Советская лесная биоэнергетика была ориентирована на промышленную заготовку/производство и потребление биотоплива в наиболее простых и в то же время высокопроизводительных вариантах.


В то же время, существенные провалы были в производстве агломерированного биотоплива и в эффективной генерации энергии от сжигания древесины. В основном это связано с техническим отставанием и политикой унификации. Так, советские котлы для сжигания древесины были унифицированы с котлами для сжигания сельскохозяйственных отходов и других материалов, что не позволяло эффективно сжигать древесину, как результат сжигание древесины сводилось к ее утилизации, а не к эффективному получению тепловой энергии. Отставание в области котлостроения очевидно до сих пор.


Пик производства и потребления топливного торфа пришелся на 60-е годы. В последующее время потребление торфа неуклонно снижалось и в настоящее время составляет менее 1 млн.тонн. Снижение потребления торфа в качестве топлива можно связать с вводом в строй в 70-е годы прошлого века западно-сибирских нефтяных и газовых месторождений и как результат, введение новых энергетических комплексов работающих на мазуте и природном газе. Ряд территорий СССР были практически полностью газифицированы, в частности территория БССР и УССР, что также снизило потребность данных регионах в топливном торфе и в торфяных брикетах для коммунального хозяйства этих республик.


Таким образом, можно предположить, что «биоэнергетическая программа» СССР во многом сократилась из-за освоения обширных сибирских нефтяных и газовых провинций. Хотя это всего лишь гипотеза, однако, тренд сокращения заготовки торфа совпадает с трендом роста потребления углеводородов (нефти и газа) с западносибирских месторождений.

Безусловно, нельзя сравнивать ситуацию в советские годы и на текущий момент из-за разницы экономических формаций и подходах к управлению и администрированию. В советское время все решалось в рамках общих планов, на долговременных и обоснованных критериях. В настоящее время все определяется лишь рентабельностью проекта. Однако, можно выделить ключевую мысль – для развития биоэнергетики критически важным является конкуренция с традиционными видами углеводородного топлива.

ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ЛЕСНОЙ БИОЭНЕРГЕТИКИ В РОССИИ

Лесная биоэнергетика в настоящее время представлена в основном четырьмя направлениями:

  1. Производство твердого агломерированного топлива – топливных гранул и топливных брикетов из древесины или торфа, с целью дальнейшей удаленной транспортировки до мест потребления;

  2. Производство твердого неагломерированного топлива – торфа, топливной щепы и отходов лесопереработки;

  3. Генерация тепловой энергии за счет сжигания отходов производства на лесоперерабатывающих и деревообрабатывающих предприятиях;

  4. Генерация тепловой энергии за счет сжигания торфа, дров или топливной щепы;


Российская биоэнергетика представлена производством агломерированного топлива – древесных топливных гранул и древесных топливных брикетов, ориентированных в основном на экспорт. В этом направлении есть существенные успехи. Так в 2012 году было произведено порядка 1.020 тысяч тонн древесных топливных гранул – 95% которых было экспортировано, и порядка 125 тысяч тонн древесных брикетов, из которых порядка 50% предназначались потребителям в Европе.

В настоящее время в России практически не осуществляется генерация первичной энергии за счет сжигания древесного сырья в промышленных или полупромышленных масштабах для коммунально-бытовых целей или для генерации электроэнергии. То есть, в России есть производство твердого агломерированного топлива, есть древесные ресурсы, предназначенные для этих целей, но нет системы и инфраструктуры их доставки и потребления, поэтому нельзя говорить о наличии в России лесной биоэнергетики в широком смысле этого понятия.

Европейские страны имеют развитую систему и инфраструктуру потребления биотоплива в различном виде – как в виде топливной щепы или торфа, так и в виде агломерированного топлива. При этом, потребление биотоплива осуществляется в различных целях и в различных масштабах. Промышленные энергоцентры на древесных топливных гранулах или топливной щепе в странах ЕС генерируют не только тепловую, но и электрическую энергию, а частные домохозяйства используют древесные топливные гранулы или брикеты для отопления и могут менять котельное оборудование в зависимости от стоимости топлива. Все это делает лесную биоэнергетику частью топливно-энергетического комплекса этих стран.

Потребление древесного топлива и торфа в России в целях генерации тепловой энергии для коммунальных служб можно пересчитать по пальцам. В основном, генерация тепловой энергии из древесины, представлена котельными хозяйствами, расположенными на лесоперерабатывающих или деревообрабатывающих предприятиях, ориентированными на сжигание древесных отходов для целей отопления производственных цехов, для функционирования лесосушильных камер и просто для их утилизации. Конечно, такой формат функционирования котельного оборудования нельзя назвать полноценным с точки зрения биоэнергетики, так как, в конечном счете, многое сводится к утилизации отходов.Таким образом, можно сказать, что лесная биоэнергетика в России, как цепочка «заготовка/производство топлива – генерация энергии» практически отсутствует.

ВЛИЯНИЕ ТЭК РОССИИ на РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ БИОЭНЕРГЕТИКИ

Лесопромышленный комплекс обеспечивает всего около 2% в структуре российского экспорта, доля ЛПК и лесного хозяйства в валовом внутреннем продукте составляет также порядка 2%, это более чем скромные показатели, которые делают отрасль крайне зависимой от всех внешних и внутренних влияний.

Топливно-энергетический комплекс, в отличии от ЛПК, является фундаментальной отраслью российской экономики. ТЭК России обеспечивает 71% поступлений от экспорта, прежде всего это экспорт нефти, нефтепродуктов, природного газа и угля. Добыча нефти и газа составляла до 15% от российского ВВП в 2012 году, и формировало более 30% поступлений в бюджет.

Российский ТЭК является базовой отраслью экономики и определяет возможности развития всех остальных отраслей промышленности через следующие основные каналы:

  • Приток нефтедолларов в российскую экономику от экспорта углеводородного топлива, что приводит к укреплению рубля, росту внутренних цен, снижению привлекательности экспорта для российских производителей;

  • Регулирование цен на энергоносители и тарифов на энергию внутри страны, что приводит к зависимости практически всех отраслей экономики от политики Правительства в этой области;

Таким образом, российская экономика зависит от цен на углеводороды на внешних рынках и спроса на них и от способности Правительства управлять и администрировать внутренние экономические процессы. Влияние внешних макрофакторов зачастую настолько велико и спонтанно, что успешное оперативное регулирование экономики не всегда возможно.

ВЛИЯНИЕ ПРИТОКА НЕФТЕДОЛЛАРОВ НА РАЗВИТИЕ ЛЕСНОЙ БИОЭНЕРГЕТИКИ

Рост внутренних цен является одним из ключевых факторов, влияющих на российскую экономику. Рост внутренних цен вызван, прежде всего, укреплением рубля из-за притока больших валютных поступлений от экспорта нефти и газа. Справится монетарными способами с таким большим притоком валюты практически невозможно, а возможности девальвации рубля крайне ограничены. В 1991 году Россия была очень «дешевой» страной, однако вследствие планомерного укрепления рубля, цены на продукцию и ресурсы внутри страны увеличились в разы.

Эта тенденция неоднозначно влияет на развитие лесной биоэнергетики связанной со сжиганием древесного топлива или торфа для генерации тепловой энергии. Так как с одной стороны наблюдается рост внутренних цен на традиционные энергоносители, что должно повысить эффективность альтернативного использования лесного топлива, а с другой, очевиден рост цен на древесное топливо и торф. Кроме того, внутренние цены растут на все материалы, услуги и труд связанные с заготовкой и транспортировкой древесного топлива. Таким образом, рост цен на ископаемое топливо компенсируется ростом цен на древесное топливо, поэтому существенной выгоды при производстве тепловой энергии от использования древесного топлива или торфа не происходит.

Причина заключается в фундаментальной зависимости всей российской экономики от ТЭК. Рост цен на топливо, горюче-смазочные материалы и энергию приводит к мультипликативному увеличению цен во всех других отраслях экономики, начиная от сельского хозяйства и заканчивая перевозками и торговлей. Поэтому регулирование внутренних цен на топливо, энергию и ГСМ является важнейшей задачей правительства, и отпуск тарифов естественных монополий «в свободное плавание» произойдет не скоро.


Крайне негативно повлиял рост внутренних цен на производство агломерированного топлива, ориентированного на экспорт. Стоит повторить, что основа российской лесной биоэнергетики в настоящее время, да и биоэнергетики вообще базируется на производстве и экспорте древесных топливных гранул в страны ЕС.


За последние 12 лет внутренние цены на круглую топливную древесину увеличились 2,5 раза, на электроэнергию в 2,4 раза, на природный газ в 4,0 раза, а средняя заработная плата по стране увеличилась в 8,0 раз. При этом цены на древесные топливные гранулы промышленного назначения увеличивались в пределах европейской инфляции 1,9% – 2,5% в год и в общем цены за сопоставимый исторический период увеличились в 1,25 раза, что никак не позволяет компенсировать рост цен на ресурсы необходимые для их производства.

В начале 00-х годов, на заре развития российской биоэнергетики, тема производства древесных топливных гранул для рынка стран ЕС была одной из доминирующих в бизнес-сообществе, и вызывала неподдельный интерес благодаря мощнейшей пропаганде на всех сегментах информационного поля, начиная с Киотского протокола и планов ЕС по переходу на биотопливо и заканчивая рекламой оборудования для гранулирования. Бизнес-проекты, по производству древесных топливных гранул, рассчитанные в ценах 2000 года показывали, что это направление бизнеса высокорентабельное и эффективное вложение денег.

В результате роста цен на ресурсы, по состоянию на 2012 год, отрасль производства древесных топливных гранул пережила существенную трансформацию, а кризис 2008 года только ускорил её. Трансформация привела к тому, что существование на рынке производств древесных топливных гранул не связанных тесной кооперацией с лесопромышленными предприятиями или лесозаготовителями стало не возможным. Также с рынка ушли мелкие независимые производители и большинство предприятий расположенных далеко от границ, так как дальняя транспортировка не позволяла вписаться в предлагаемую рынком цену. Быстрый рост цен на ресурсы необходимые для производства древесных топливных гранул сделали их производство и продажу убыточным или низкорентабельным бизнесом, однако регулирование курса валют, прежде всего, курса рубль/евро, позволили наиболее сильным и устойчивым предприятиям остаться на плаву и не привели отрасль к окончательному краху.

Рубль усилился в 1,53 раза по отношению к евро за последние 12 лет, что стало основной поддержкой отраслевым экспортерам. Тут мы видим обратную сторону притока нефтедолларов – попытку Правительства снизить их влияние на экономику путем постепенной девальвации рубля. Эта мера должна стимулировать экспортоориентированные отрасли и поддержать отечественного производителя.

Курс российской национальной фаолюты характеризуется значительными курсовыми колебаниями, что также негативно влияет на финансовую устойчивость предприятий и требует существенных оборотных средств.

Таким образом, основные причины, которые негативно повлияли на производство и экспорт агломерированного топлива (прежде всего древесных топливных гранул) связаны с макроэкономическими факторами, противостоять которым производителю, инвестору или экспортеру практически невозможно.

ВЛИЯНИЕ ВНУТРЕННЕГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЦЕН и ТАРИФОВ на БИОЭНЕРГЕТИКУ

Государственное регулирование внутренних тарифов на энергию и топливо играет определяющую роль для всей российской экономике, прежде всего из-за мультипликативного эффекта ТЭК. Если не контролировать рост цен на энергию и топливо, то инфляция будет измеряться двузначными цифрами, а конкурентоспособность российской экономики резко снизиться, и особенно это касается энергоемких отраслей.

Основная причина необходимости регулирования внутренних цен кроется в низкой энергоэффективности российской экономики, которая проигрывает европейским странам и США по этому показателю в 2-4 раза, несмотря на определенные успехи программ по повышению энергоэффективности. Таким образом, поддержание внутренних цен на низком уровне позволяет производить более дешевую продукцию и сохранять привлекательность экспорта. Кроме того, рост цен на энергию и топливо приведет к социальной напряженности, росту цен на ЖКХ, продовольствие и другие товары и услуги.

Регулирование внутренних цен на энергию и топливо осуществляется через различные механизмы, это и государственные тарифы на стоимость тепловой/электрической энергии и высокие экспортные пошлины на нефть, и природный газ.


С точки зрения либерального взгляда на рынок, регулирование внутренних цен государством является анахронизмом советской системы государственного администрирования экономики. Тем более, при открытых экономиках, функционирующих в рамках ВТО, государственное регулирование внутренних цен в системообразующих отраслях является элементом нечестной конкуренции. Поэтому, при вступлении в ВТО, Россия взяла обязательства, увеличить внутренние цены на природный газ и нефть до уровня экспортной равнодоходности к 2015 году. Однако, учитывая зависимость российской экономики от ТЭК, ожидать полного отказа от регулирования цен на топливо и тарифов на энергию не стоит.

Система государственного регулирования внутренних цен на топливо и энергию негативно сказывается на развитии российской биоэнергетики, так как искусственно заниженные цены на углеводороды не позволяют древесному топливу конкурировать с ними. Именно по этой причине, российские успехи в области потребления лесного топлива для генерации энергии более чем скромные, и по этой же причине падает привлекательность использования торфа в качестве топлива. Большинство проектов по переводу котельных на древесное топливо или торф потерпели крах, однако необходимо отметить, что это произошло не только по экономическим причинам, но и по инфраструктурным, управленческим и даже техническим.

Рост внутренних цен на ископаемые виды топлива резко повысит привлекательность древесины и торфа, как топлива, и приведет к развитию этого сегмента лесной биоэнергетики. Примером является республика Беларусь, где за последние 5 лет резко выросла заготовка и потребление торфа используемого в качестве топлива и основная причина заключается в дорогих российских энергоносителях. В рамках государственной программы «Торф» объем заготовки торфа достиг в 2012 году - 3,3 млн.тонн), а объем производства топливных торфобрикетов достиг 1,2 млн.тонн, из них 0,4 млн. тонн было экспортировано.


Кроме того, стоит отметить, что развитие отечественного кластера генерации энергии из торфа и древесины позволит повысить энергоэффективность российской экономики и диверсифицировать ее.


Проведенный анализ и сравнение затрат на топливо для производства 1 Гкал тепловой энергии с учетом КПД котлов при разных видах топлива в ценах 2012 года показывает, что генерация энергии из древесины при текущих ценах практически не дает существенных преимуществ по сравнению с другими энергоносителями.

Исходя из вышесказанного, стоит ждать некоторого роста генерации первичной энергии из древесного топлива и торфа после 2015 года, с учетом увеличения внутренних цен на природный газ и нефтепродукты. При грамотной государственной поддержке эта подотрасль может стать инвестиционно-привлекательным направлением для среднего и крупного бизнеса.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЛЕСНОЙ БИОЭНЕРГЕТИКИ

Развитие подотрасли потребления лесного биотоплива для генерации энергии сделает российскую лесную биоэнергетику полноценной отраслью с цепочкой «заготовка/производство топлива – генерация энергии. Подобное развитие лесной биоэнергетики будет иметь существенные синергетические эффекты для лесопромышленного и топливно-энергетического комплексов. В качестве синергетических эффектов для лесного хозяйства стоит отметить повышение роли лесов, так как теперь леса становятся источником возобновляемого топлива, а главное, возникнет спрос на низкокачественную дровяную древесину, которая зачастую остается гнить в лесах из-за отсутствия спроса на нее у региональных потребителей. Кроме того, стоит отметить существенные экологические эффекты, такие как вовлечение в интенсивный лесохозяйственный оборот невостребованных лиственных делянок с низкими качественными характеристиками, использование горелой древесины, больной и поврежденной древесины в качестве топлива, а также использование для топливных целей порубочных остатков и лесной биомассы. Все эти факторы приводят к интенсификации лесозаготовки и повышению спроса на древесное сырье, а следовательно к общему повышению рентабельности лесозаготовительных работ, что незамедлительно скажется на инвестициях в строительство лесных дорог и развитию лесной и общей инфраструктуры регионов.

Развитие потребления лесного биотоплива для генерации энергии положительно скажется и на топливно-энергетическом комплексе страны. Прежде всего, изменится структура топливно-энергетического сектора ряда регионов, которые имеют хороший лесоэнергетический потенциал. В масштабах страны подобная диверсификация повысит устойчивость национального ТЭК и его энергоэффективность. Возникнут энергетические региональные кластеры независимые от углеводородного ископаемого топлива, что позволит экспортировать выведенные из внутреннего баланса страны углеводороды. Кроме того, энергостанции функционирующие на местном лесном биотопливе создадут локальную энергетику и сократят затраты на транспортировку углеводородов из других регионов страны. Экономия на транспортной составляющей затрат в масштабах страны колоссальна. Создание локальных энергоцентров на древесном топливе в лесных удаленных, но малонаселенных регионах гораздо эффективнее, чем инвестирование в прокладку газопроводов или строительства железной дороги для доставки угля или мазута. Таким образом, эффекты, для национального ТЭК, от создания полноценной лесной биоэнергетики более чем очевидны.


В перспективе мировое потребление биотоплива и энергии из альтернативных источников будет расти, что обусловлено следующими причинами:

  • Рост населения Земли и рост благосостояния населения, прежде всего среднего класса, который активно потребляет энергетические продукты;

  • Снижение разведанных запасов углеводородов и перспективное падение добычи;


Таким образом, можно констатировать, что в мировом масштабе альтернативная энергетика будет дополнять традиционную энергетику основанную на углеводородном топливе. При этом, традиционная энергетика не сможет обеспечить растущие потребности населения в энергии, что будет выполнено с помощью биоэнергетики. Российская лесная биоэнергетика может найти свое место на мировом энергетическом рынке с учетом особенностей национальной экономики и макроэкономических факторов.

ОПЯТЬ О ВНЕШНИХ УГРОЗАХ

Однако вернемся к зависимости российского ТЭК от макроэкономических факторов. На текущий момент цены на углеводородное топливо в мире довольно высоки, это заставляет многие лесные страны более эффективно использовать древесное сырье. Так в Швеции уровень генерации тепловой энергии от сжигания древесины приблизился к 60%, а в Финляндии скоро приблизится к 40%. Поэтому можно отметить, что мощнейшим драйвером развития потребления древесины и торфа как топлива являются высокие цены на углеводороды. Если цены на ископаемые углеводороды упадут, то биоэнергетика станет нерентабельной. Существует множество рисков и сценариев падения цен на углеводороды, однако большинство из них носят краткосрочный характер. Наиболее существенным долгосрочным сценарием является риск увеличения добычи и потребления сланцевого газа и сланцевой нефти. В настоящее время, несмотря на неудачи запуска сланцевых проектов в Польше, добыча сланцевого газа в США растет и многие аналитики предрекают экспортную экспансию США на европейский энергетический рынок, что, безусловно, обвалит цены на углеводороды и похоронит ряд направлений биоэнергетики. Однако вероятность такого сценария специалисты оценивают невысоко.


В КАЧЕСТВЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Развитие лесной биоэнергетики в России напрямую зависит от макроэкономических факторов и неучитывать их в современных реалиях недальновидно. Большинство инвесторов в России не обращают внимания, на макроэкономические сценарии развития, ограничиваясь финансовым обоснованием инвестиционных проектов, и, следовательно, не понимают мощнейших тектонических процессов, от которых зависит успешность их бизнеса. В любом случае экономика лесной биоэнергетики, базирующейся на двух несвязанных отраслях, является высокорисковой отраслью, так как подвергается макроэкономическим рискам, как со стороны лесопромышленного комплекса, так и со стороны топливно-энергетического комплекса.


Связанные аналитические и маркетинговые материалы:

Аналитический обзор рынка древесных топливных гранул

Аналитический обзор рынка древесных топливных брикетов

Маркетинговая База Данных покупателей-импортеров древесных топливных гранул

Маркетинговая База Данных покупателей-импортеров древесных топливных брикетов

Маркетинговая База Данных производителей древесных топливных гранул

Бизнес-План (ТЭО): Производство древесных топливных гранул

Бизнес-План (ТЭО): Производство древесных топливных брикетов


Примечание:

При использовании материалов аналитического блога STRATFORest ссылка на Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций обязательна.

#биоэнергетика #тэк #тенденции

RSS Feed
ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ
НОВЫЕ СТАТЬИ
ПОИСК по ТЕГАМ
Тегов пока нет.
МЫ в СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Сайт является собственностью Общества с ограниченной ответственностью "Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций". Все права защищены. 

 

При использовании информации с инвестиционно-аналитического портала или материалов блога STRATFOREST ссылка на Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций обязательна. 

Наши контакты в Санкт-Петербурге:

+7 (812) 921-77-45

info@nlari.ru