СРЕДНЕСРОЧНЫЕ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОГО ЛПК

В российском медийном поле длительное время муссируется тема падения валового внутреннего продукта и снижения темпов роста производства, с некоторого времени добавилась еще и тема санкций. Что является определяющим в текущих негативных тенденциях – структурные проблемы российской экономики или причина кроется в санкциях? Как негативные тенденции повлияют на лесопромышленный комплекс? С этим вопросом мы попробуем разобраться с отраслевым экспертом Липским Виталием Андреевичем директором Национального Лесного Агентства Развития и Инвестиций.

 

Оценка инвестиционных перспектив российского лесопромышленного комплекса выполнена на основе базовых прогнозов Национального Лесного Агентства Развития и Инвестиций на интервале 5-ти летинтервале. Для оценки использовались прогнозы развития смежных отраслей, сценарии макроэкономического развития Российской Федерации, прогнозы развития мирового лесопромышленного комплекса с учетом текущей ситуации.

 

Курс на кризис

Несмотря на «незначительное» замедление темпов роста ВВП, многие сегменты лесопромышленного комплекса испытывают не эфемерные, а вполне реальные трудности. По опросам представителей отраслевой бизнес-среды, внутренний спрос на лесопромышленную продукцию упал за последние 2 года на 20% – 50% , и приблизительно на сопоставимые величины сократилась выручка. Все это ведет к «ценовым» войнам, поиску новых вариантов сбыта продукции или минимизации издержек. Рассмотрим основные причины, влияющие на спад в лесопромышленном комплексе.

 

Сжимание внутреннего рынка сбыта. Причиной сжимания рынков сбыта является сокращение платежеспособного спроса под воздействием различных факторов. Стоит отметить, что сжимание рынков сбыта лесопромышленной продукции наблюдается уже почти два года. Падение большинства лесопромышленных рынков началось в 2013 и продолжалось весь 2014 год. Это можно наблюдать по рынкам мебели и рынкам строительных материалов. Оба рынка являются высококонкурентными и зависящими от объемов строительства и ввода жилых площадей, так как показатели темпов ввода жилья падают, лесопромышленные рынки падают вслед за ними. Очень наглядно демонстрирует текущее положение в строительстве оценка инвестиций в строительные организации представленная на Диаграмме 1. Как видно, инвестиции в строительные организации последнее время находятся на отрицательном уровне, что говорит о снижении инвестиционной привлекательности строительства, как бизнес-направления для инвестирования.

 

Сокращение инвестиций в строительный сектор приведет к сокращению ввода жилья в ближайшей перспективе и к сокращению потребления продукции ЛПК строительного назначения, а также к снижению оборота смежных рынков – например мебельного, так как существенный объем мебели приобретается в новое жилье. Рассматривая цепочку от конечного производителя к потребителю, можно обнаружить, что упало производство и потребление не только мебели, но и ДСтП (на Диаграмме 2 отражена динамика производства древесных плит).

 

По оценке реэлтеров, рынок жилья в 2014 году достиг значений пиковых значений 2012 года, однако в ближайшей перспективе его ожидает спад. Причины ясны - низкий покупательский спрос и высокие ставки по ипотечным кредитам связанные с ростом ставки рефинансирования. Основная причина как мы уже выяснили, заключается в резком сокращении темпов экономического роста. Дополнительная причина заключается в сокращении кредитования реального сектора экономики. Все эти факторы приводят к существенному сокращению платежеспособного спроса и рынков сбыта. 

 

Сокращение внешних рынков

Надо учитывать фактор внешних рынков, так как всегда существует возможность экспортировать продукцию, не востребованную на внутреннем рынке. Однако мировой рынок не демонстрирует роста потребления. Более того, рынки стран ЕС, США и Канады забиты продукцией собственного производства, а цены на лесопродукцию показывают исторический минимум. Предприятия, которые работают на экспортных рынках, также отмечают падение цен и спроса на продукцию. Выход на экспортные рынки в настоящее время крайне затруднен, и его нельзя рассматривать как серьезную альтернативу внутреннему рынку, особенно если вы на этом рынке не работали ранее.

 

Тем не менее, текущая макроэкономическая ситуация, и прежде всего, рост стоимости евро и доллара стимулирует экспорт. Экспортеры стремятся максимально использовать эту возможность и отгружать продукцию на рынки, пока еще обладающие платежеспособным спросом, например в Саудовскую Аравию, Индию и Китай. Для многих лесоэкспортеров это единственный шанс.

 

Сокращение кредитования и рост стоимости финансовых ресурсо

Сокращение предложения кредитов и рост их стоимости, безусловно, негативно скажется на лесопромышленном комплексе. Причем в группе риска оказываются все – как крупные предприятия, так и небольшие компании. За последний год средняя стоимость кредитных средств предоставляемых Центробанком РФ кредитным организациям выросла на 0,25%, до 8,25%, что автоматически вызовет рост стоимости кредитных ставок на рынке. Высокие кредитные ставки прямо повлияют на компании с низкой доходностью бизнеса и длительным оборотом продукции, кроме того, стоит ожидать снижение предложения кредитов и возникновения дополнительных барьеров в их получении. В группе риска оказываются слабейшие предприятия и организации. 

 

«Известно, что многие направления бизнеса в лесопромышленном комплексе низкорентабельны и характеризуются длительным производственным и/или торговым циклом. Если стоимость кредитных ресурсов будет сопоставима с доходностью организации,  а возможности оптимизации исчерпаны, то проще этот бизнес закрыть. Текущая экономическая ситуация ставит в наиболее уязвимое положение небольшие предприятия и компании, так как они, как правило, не обладают достаточной залоговой базой, что не позволяет им получить кредит с адекватной ставкой. С другой стороны из-за сжимания рынков сокращается оборот компаний, а следовательно, и сама возможность вернуть кредитные средства банку. Банки не имеют альтернатив ужесточению кредитной политики и закладывают свои риски в стоимость кредита.  Складывается ситуация, при которой лучшие условия могут получить сильнейшие, те, кто имеет залоговые ресурсы, возможности диверсификации рынков и другие потенциальные преимущества» - говорит Виталий Липский.

 

Многие сегменты лесопромышленного комплекса прямо или косвенно ориентированы на строительный рынок. Увеличение ставки рефинансирования привело к росту стоимости ипотечных кредитов и, как результат, к уменьшению спроса на жилье. Все это скажется на многих предприятиях ЛПК.

 

Сокращение инвестиционной деятельности. Отток капитала

Отток капитала из России растет. Об этом трубят средства массовой информации с начала 2013 года. Всемирный банк прогнозирует отток капитала из России в 2014 году на уровне 120 млрд.долларов США. Существует ли прямая связь между инвестициями и оттоком капитала из России?

 

«Отток капитала может быть связан с разными причинами, как экономическими, так и политическими. Стоит учитывать, что существенная часть российского фондового рынка имеет спекулятивный характер, и вывод капитала может быть связан с его финансовой реструктуризацией. Отток капитала с рынка, не имеет прямой связи с реальным сектором экономики, однако это очень хороший индикативный показатель, который говорит о том, что есть проблемы. Эти проблемы могут быть различного характера, однако для потенциального инвестора в реальный сектор экономики этот показатель является определяющим. Можно сказать, что это один из столпов определяющих инвестиционный климат в стране. В нашей практике, последнее время мы быи свидетелями отказа нескольких иностранных инвесторов от реализации крупных проектов в России «до лучших времен», несмотря на полностью проработанные технико-экономические обоснования и уже инвестированные в проект финансы» - поясняет Виталий Липский.

 

Необходимо отметить дополнительный барьер на пути инвестиций, появившийся в связи с санкциями против России. Это запрет кредитования крупнейших российских банков, таких как ВТБ, Сбербанк, ВЭБ и Россельхозбанк со стороны западных финансово-кредитных организаций. Таким образом, если вы покупаете дорогостоящее европейское оборудование в кредит, то вероятность получить этот кредит стремится к нулю.

 

Технологию приобретения импортного оборудования в кредит объясняет Виталий Липский - «Приобретение европейского оборудования в кредит всегда осуществлялось по линии экспортно-импортных агентств, это широко распространенная практика в странах ЕС. Например, российский инвестор идет в российский банк для приобретения технологической линии в кредит. Российский банк запрашивает европейский банк на предмет кредитования покупки оборудования, а экспортно-импортное агентство оценивает риски связанные с этой сделкой. Далее, европейский банк выделяет кредит российскому банку на закупку оборудования, а экспортно-импортное агентство страхует риски. Таким образом, российский банк не участвует своими финансовыми средствами напрямую в кредитовании этой сделки, он лишь гарантирует возврат средств европейскому банку, за что получает свой небольшой процент. Ключевым условием реализации данной схемы должно быть участие с двух сторон первоклассных банков. Именно таким первоклассным российским банкам, которые обеспечивали львиную долю инвестиций в реальный сектор экономики и закрыли доступ к европейским финансовым ресурсам. Безусловно, будут развиваться альтернативные варианты, но барьеры в получении кредита, как и стоимость кредитных средств существенно возрастут».

 

С учетом негативного инвестиционного климата и санкций против крупнейших российских банков, стоит ожидать, что инвестиционная деятельность будет осуществляться лишь по каналам частных инвесторов и из резервов Центробанка РФ и государственных фондов. Очевидно, что этих ресурсов явно недостаточно для широкомасштабного кредитования отрасли. Кроме того, есть другие отрасли, с большей доходностью или стоящие в приоритете для достижения государственных задач. В этих условия фондоемкий и низкорентабельный лесопромышленный комплекс будет стоять на одном из последних мест в очереди за инвестициями. В качестве слабого утешения можно констатировать тот факт, что санкции крайне не выгодны европейским странам, которые так же находятся на грани  рецессии, так как отрезают производителей оборудования от российского рынка.

 

Прогнозируемый спад

Казалось, что российская экономика уверенно вышла из кризиса 2008 года, однако большинство представителей отраслевого бизнеса отмечают снижение потребительского спроса, усиление конкуренции и ощутимый рост цен. Негативные тенденции нарастают, что можно наблюдать по таким кризисным индикаторам как девальвация рубля, обсуждение возможности введения налога с продаж, замораживание пенсионных отчислений, отток капитала с российского рынка, рост ставки рефинансирования и множество других индикаторов, которые не обнадеживают бизнес-среду. Многие факты говорят о том, что правительство не в состоянии выполнить взятых на себя социальных обязательств и ищет пути увеличения доходной части бюджета путем введения новых налогов или путем стимулирования российского производителя. Очевидно, что большинство параметров заложенных в бюджете на 2014 год не будет выполнено, это касается таких ключевых показателей как рост ВВП и уровень инфляции.  Если добавить к этому бегство капиталов с российского рынка и падение объема инвестиций, то картина становится совсем безрадостной.

 

Стоит отметить, что негативные тенденции стали проявлять себя задолго до введенных санкций, следовательно, их природа не имеет к ним отношения. Первые «звоночки» стали проявлять себя после 2012 года, лучшего «посткризисного» года в экономической жизни страны. Что же является причиной замедления экономического развития и не является ли это так «ожидаемой» рецессией?

 

По мнению директора Национального Лесного Агентства Развития и Инвестиций, Липского Виталия: «Текущая экономическая ситуация была вполне предсказуема и ожидаема. Те, кто интересуется макроэкономическими прогнозами, были осведомлены о подобном развитии события и здесь нет ничего выходящего за грани уже сделанных прогнозов. Достаточно взглянуть на цифры, заложенные в документе «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года». Сейчас уже появилась новая версия этого документа с прогнозом до 2030 года, однако первый вариант документа, формируемого в период кризиса, содержал все параметры текущей макроэкономической ситуации. Основная причина экономического спада заключается в достижении предельных возможностей для «нефтяной» модели экономики. Все предыдущие годы рост экономики базировался на росте цен на углеводороды и на планомерном наращивании объемов добычи. В настоящее время рост цен и объемов добычи невозможен, следовательно, ресурс роста «нефтяной» модели экономики достигнут. А так как «локомотив» остановился, то и вся экономика вместе с ним».

 

Действительно, при подробном анализе документа с названием «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» можно видеть существенное снижение прогнозов роста валового внутреннего продукта в 2014 году, как следствие «достижения предельных возможностей роста инерционной модели экономики». В том же документе было спрогнозировано три сценария развития российской экономики – инерционный, инновационный и форсированный. Инерционный сценарий  предполагает развитие экономики в рамках существующей «нефтяной» модели, что характеризуется снижением темпов роста, зависимостью экономики от мирового рынка углеводородов и стагнацию в других отраслях. В пику инерционному сценарию развития был спрогнозирован инновационный сценарий, который предполагает дополнительный темп роста валового внутреннего продукта за счет развития инновационных отраслей экономики (На Диаграмме 3 отражен прогноз всех сценариев). Ну и наконец, форсированный сценарий, который предполагает дополнительные усилия со стороны государства для развития «прорывных» отраслей.

 

То, что сейчас происходит в российской экономике это реализация базового (инерционного) сценария, который, несмотря на все недочеты прогнозирования, был самым ожидаемым. Реализация сценария инновационного развития была и остается маловероятной, так как нет никаких предпосылок его осуществления. В России пока нет развитого кластера инновационной экономики, как нет достаточных стимулов и ресурсов для перехода на новую экономическую модель. Бизнес рассуждает здраво - зачем придумывать новое и рисковать, если всегда есть возможность инвестировать в хорошо знакомый, доходный и практически безрисковый нефтегазовый сектор. Насколько реальными, а не бутафорскими окажутся проекты типа «Сколково» покажет время, однако нам необходимо понимать перспективы лесопромышленного комплекса в текущих макроэкономических условиях.

 

«Ожидать реализации инновационного сценария развития российской экономики по меньшей степени не дальновидно. В российской экономика пока еще нет той преобладающей интеллектуальной базы, которая бы могла вывести всю экономику на качественно иной уровень. Инновационные прогнозы, заложенные в новом документе – «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года» выглядят неубедительно и чересчур оптимистично. Полагаю что истина будет ближе к инерционному сценарию. – говорит Виталий Липский.

 

Перерастут ли инновации в инвестиции?

Система стимулирования и внедрения инноваций крайне необходимы российской экономике. Передовые лесопромышленные компании активно внедряют инновации, что позволяет им выводить на рынки новые продукты и оптимизировать затраты. В конечном итоге внедрение инноваций укрепляются позиции на рынке в условиях высококонкурентной среды и повышается доходность бизнеса.

 

Примеров новых инновационных продуктов в лесопромышленном комплексе великое множество, начиная от древесных топливных гранул и заканчивая генно-модифицированными насаждениями. В последние годы фактор инноваций становится все более важным, кроме того ускоряется скорость разработки, внедрения инноваций и доведения их до потребителя, весь инновационный процесс превращается в стандартизированный и управляемый конвейер.

 

Существует целый пласт перспективных разработок для лесопромышленного комплекса, которые изменят технические характеристики изделий из древесины и снизят себестоимость производства. Среди ожидаемых новинок лесопромышленного комплекса – плитные материалы из новых полимерных связующих, новые технологии варки целлюлозы и переработки вторсырья, новые технологии переработки кородревесных отходов и многое другое. Но будут ли эти инновации внедряться в российском лесопромышленном комплексе при реализации инновационного варианта развития экономики?

 

По мнению Виталия Липского «Инновационный путь развития не предполагает стремительного роста инноваций в ЛПК. Правительство РФ определило приоритетные кластеры российской экономики, которые должны быть модернизированы в приоритетном порядке. Лесопромышленного комплекса в этом списке нет. Это логично, так как лесопромышленный комплекс даже с широким применением инноваций не сможет конкурировать по рентабельности с IT или фармацевтическими компаниями, где рентабельность может достигать тысяч процентов. Инвесторам будут интересны высокодоходные венчурные проекты. Инновационный сценарий предполагает быстрый результат, однако его реализация скажется на лесопромышленном комплексе в долгосрочной перспективе, поэтому ожидать прорыва в российском ЛПК от реализации инновационного сценария я бы не стал.»

 

Таким образом, инновационный путь развития российской экономики не предполагает для лесопромышленного комплекса существенных качественных изменений в среднесрочном периоде. Улучшения будут ощутимы только на горизонте 10-20 летнего планирования, при условии успешного развития программы модернизации экономики и качественного развития целого ряд отраслей, начиная от лесного машиностроения и заканчивая лесными биотехнологиями.

 

Связь между сценариями развития российской экономики и будущим лесопромышленного комплекса не носит прямой зависимости и не приведет к существенному системному сдвигу. Более насущными являются вопросы создания в отрасли благоприятного инвестиционного климата, а также понятных и прозрачных правил игры.

 

Кризис, как возможность перестройки и выхода на новый уровень

Искать позитив в кризисных явлениях, конечно, дело не благодарное. Однако, весь лесопромышленный комплекс ожидает существенная трансформация, которая на каждом предприятии отразиться по-разному. Возможность использовать кризисные явления для усиления свои позиций на рынке представится, прежде всего, компаниям, обладающим достаточными ресурсами. Кризисные явления больнее всего ударят по малым и средним предприятиям, не имеющим достаточных финансовых или организационных ресурсов.

 

По мнению Липского Виталия - «Ожидать «провала» - 2008-2009 годов не стоит. Можно ждать затяжного спада в течение ближайших двух-трех лет, пока экономика страны будет адаптироваться под новые реалии. После некоторой адаптации экономической системы возможен рост спроса и потребления, однако взрывного роста ждать также не приходится, для этого нет никаких оснований. С учетом того, что российская экономика сильно зависит от мировых нефтяных рынков, то перспективы нашего благополучия будут зависеть от цен на нефть. Если цены будут падать, то выход из намечающейся рецессии будет болезненным и затяжным».

 

Опубликовано в журнале "ДЕРЕВО.RU", октябрь 2014

 

Примечание:

При использовании материалов аналитического блога STRATFORest ссылка на Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций обязательна.

 

 

 

 

 

 

Тэги: биотопливо, древесные топливные гранулы, биоэнергетика, пеллеты, ДТГ, гранулы, анализ рынка

Please reload

RSS Feed
ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

ИГРЫ С САХАЛИНСКИМ ЛПК

25/01/2020

1/9
Please reload

НОВЫЕ СТАТЬИ
Please reload

ПОИСК по ТЕГАМ
Please reload