ПРИОРИТЕТНЫЕ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ В ОБЛАСТИ ОСВОЕНИЯ ЛЕСОВ. СОДЕЙСТВИЕ ИНВЕСТИЦИЯМ ИЛИ ПУТЬ К ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЛЕСА?

Механизм Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов (далее ПИП) рассматривается в средствах массовой информации либо исключительно позитивно, либо исключительно негативно. Однако, общая ситуация крайне неоднозначна и имеет большую глубину воздействия на все сегменты лесного бизнеса, чем это можно видеть сейчас и далеко идущие последствия для лесопромышленного комплекса в целом. Свое видение ситуации представили специалисты Национального Лесного Агентства Развития и Инвестиций.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

 

Лесной Кодекс и все нормативные акты должны способствовать устойчивому использованию лесов для целей главного пользования – промышленной рубки и способствовать переработки возобновляемых древесных ресурсов в готовую продукцию, с высокой степенью переработки. В России принята модель государственной собственности на леса, в которой бизнес получает лесосырьевые ресурсы в виде аренды участков лесного фонда на период от 10 до 49 лет или в виде покупки древесных насаждений на корню (до одного года). На практике наиболее предпочтительной формой для государства и бизнеса стала долгосрочная аренда участков лесного фонда, однако, как показала практика, такая форма взаимодействия не обеспечивает инвестиции в переработку круглого сырья и не гарантирует создание лесной и общей инфраструктуры.

 

Лесной Кодекс РФ, в редакции действующий до 2006 года, предполагал такую форму взаимодействия между государством и бизнесом, как концессия. На развитие этой форму государственно-частного сотрудничества делался особый упор, при разработки первого варианта Лесного Кодекса в 1997 года. Предполагалось, что бизнес создаст инфраструктуру, обеспечивающую лесопользование и транспортировку леса, а государство предоставит лесные ресурсы в длительное пользование на льготных условиях.

 

В реальности, ни одного проекта на этих условиях реализовано не было. Сложно однозначно определить, что было основной проблемой – бедность бизнеса или непомерные запросы чиновников, вкупе с коррупционной составляющей. Однако факт остается фактом, и хорошим примером неадекватности чиновников управляющих лесами, которые вводят в основной лесной закон страны норму, которая никогда не будет исполнена, а также не могут обеспечить ее реализацию на практике. Основная проблема видится в отсутствии у чиновников управляющих лесами комплексных знаний о рентабельности лесного бизнеса и его возможностях. Проблема связана с упразднением такой структуры, как Министерство Лесной Промышленности СССР, которая обладала всем комплексом отраслевых компетенций. Современная структура управления лесами фокусируется на снятии государственной ренты с лесных ресурсов и не отвечает за развитие лесопромышленного комплекса и не вникает в его проблемы. Подобная оторванность от реалий отрасли не позволяет принимать адекватные решения.

 

Основной проблемой лесопромышленного комплекса является нехватка инфраструктуры, однако, если говорить об инфраструктуре, то речь идет не только о лесных дорогах, речь идет и об общем инфраструктурном комплексе, то есть о наличии мостов, сети общих автомобильных и железных дорог в удаленных регионах страны. Элементарная общая инфраструктура отсутствует даже в европейской части страны, не говоря уже о Сибири и Дальнем Востоке. Лесозаготовители банально не могут добраться до неосвоенных лесных массивов, так как затраты на создание подобной инфраструктуры колоссальны.

 

Безусловно, лесной бизнес не может за свой счет обеспечить создание общей транспортной инфраструктуры к удаленным лесным массивам. Инфраструктура такого рода носит общегосударственный характер и для обеспечения окупаемости подобного проекта необходимы комплексная программа освоения территорий, с разработкой других ресурсов региона, для вывозки которых создается инфраструктура. Очевидно, что лесопромышленный бизнес не может решить эту проблему в одиночку. Если учесть организационную разрозненность лесопромышленных предприятий, то эта задача непосильна даже крупным целлюлозно-бумажным предприятиям.

 

Концессия, в той форме, в которой она предполагалась не обеспечивала развитие бизнеса, так как для получения лесосырьевых ресурсов ставились завышенные экономические требования. Таким образом, государство не достигало своих целей в виде увеличения лесопользования, создания и развития лесной инфраструктуры в удаленных участках лесного фонда, а также не стимулировало развитие лесоперерабатывающих предприятий, так как для бизнеса нет смысла инвестировать в переработку круглого сырья если затраты на развитие лесосырьевой базы полученной в концессию делают такие инвестиции не окупаемым.

НОВОЕ РЕШЕНИЕ СТАРЫХ ПРОБЛЕМ

 

Решение проблемы привлечения инвестиций в переработку круглого леса и в развитие лесной инфраструктуры попытались реанимировать в другом виде. Постановлением Правительства РФ № 419 от 30 июня 2007 года «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов» был запущен новый механизм, разработанный ФАЛХ и Минпромторгом РФ позволяющий вдохнуть жизнь в промышленную эксплуатацию лесов и обеспечить привлечение инвестиций в отрасль.

 

Механизм Приоритетный Инвестиционных Проектов в области освоения лесов является в некотором роде измененной формой концессии, в котором запросы государства существенно сократились и приблизились к экономическим реалиям. Данный механизм предполагает получение в длительную аренду (на 49 лет) лесных массивов под реализацию инвестиционного проекта лесоперерабатывающего производства, при этом, ставка арендных платежей снижена на 50% до момента окупаемости проекта. Решение о предоставление участков лесного фонда производится без торгов.

 

 

Можно заметить, что цель механизма Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов заключается не в создании лесной инфраструктуры, а в создании лесоперерабатывающей инфраструктуры гарантированно обеспеченную древесным сырьем. Этот подход существенно более комплексный и рассматривает не только проблемы лесных отношений государства и бизнеса, но и проблемы лесопромышленного бизнеса и возможности его устойчивого развития, и как следствие, повышение выплат налоговых отчислений и создание рабочих мест.

 

Такой комплексный подход был обеспечен за счет привлечения Министерства Промышленности и Торговли РФ в выработке норм для указанного механизма. Также Минпромторг РФ контролирует порядок предоставления лесов в аренду в рамках Приоритетных Инвестиционных Проектов путем рассмотрения проекта и включения его в перечень. Таким образом, Минпромторг РФ ограниченно выполняет функционал Министерства Лесной Промышленности СССР, определяя стратегию развития лесопромышленного комплекса и механизмы этого развития, что современная структура управления лесами в виде Министерства Природных Ресурсов РФ и Федерального Агентства Лесного Хозяйства сделать не в состоянии из-за отсутствия соответствующего функционала и компетенций.

РАБОТАЕТ ЛИ МЕХАНИЗМ?

 

Под реализацию инвестиционных проектов были привлечены существенные финансовые ресурсы. По официальным данным, объем переработки круглого сырья в России достиг 70%, а индекс физического объема инвестиций в основной капитал достиг 107%, что говорит о существенном развитии отрасли.

 

Несмотря на мощный пропагандистский эффект в формате новой индустриализации, реализацию Приоритетных Инвестиционных Проектов сотрясают скандалы. Целый ряд проектов оказался несостоятельным, так как не были выдержаны сроки реализации проектов по организационным или финансовым причинам. По некоторым проектам открыто уголовное делопроизводство, так как под видом инвестиционной деятельности шла масштабная заготовка круглого леса. Количество провальных проектов довольно существенно и доходило до 40%, особенно на начальном этапе.

 

Существенным недостатком является процесс принятия решения по предоставлению лесов в аренду в рамках механизма ПИП, который остался довольно сложным и непрозрачным. В процессе рассмотрения проект проходит рассмотрение на местном уровне (уровень Комитетов Лесного Хозяйства или других органов управления), и рассмотрение на федеральном уровне (ФАЛХ и Минпромторг РФ). Принятие решения осуществляется на основе представления чиновников о направлениях развития лесного хозяйства и лесопромышленного комплекса. Этот подход потенциально несет в себе как коррупционную составляющую, так и элементы давления на чиновников со стороны крупных групп влияния.

 

Проблемы механизма Приоритетных Инвестиционных Проектов можно разделить на два типа - фундаментальные недостатки, которые определяются самой системой и недостатки исполнения, которые имеют характер «детских болячек». Введенное в феврале 2018 года Постановление Правительства РФ №190 (взамен Постановления Правительства РФ № 419 от 30 июня 2007 года) ужесточило правила прохождения инвестиционного проекта по всем этапам и усилило контрольные функции заинтересованных органов. Эти изменения были введены в ответ на большое количество злоупотреблений, как со стороны бизнеса, так и со стороны надзорных органов. Позитивные изменения можно будет наблюдать через некоторое время, по мере накопления статистики по нарушениям, тем не менее, многие моменты адекватно не проработаны и останутся источником нарушений.

НА ПУТИ К МОНОПОЛИЗАЦИИ

 

Фундаментальные недостатки механизма Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов заключаются в сути этого механизма и его применимости к реальным условиям. По факту, применение механизма свелось к выделению больших арендных массивов в пользу крупных действующих лесоперерабатывающих производств и инвестиционных проектов в области лесопереработки без применения аукциона. Существенная часть лесов передана в аренду под проекты реконструкции или расширения производства. Таким образом, местные перерабатывающие предприятия смогли получить в аренду большие лесные массивы вне аукциона, что ранее было недоступно или нецелесообразно. 

При этом, стоит отметить, что большинство переданных в аренду участков лесного фонда в рамках ПИП отличает достаточно высокая транспортная доступность и наличие относительно развитой лесной инфраструктуры, то есть арендатору нет необходимости инвестировать существенные средства в создание лесной инфраструктуры. Таким образом, идея концессии лесных участков, активно продвигаемая ранее, не имеет фактической реализации в рамках механизма Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов. Механизм ПИП практически не проявил себя в удаленных лесных участках леса с отсутствующей инфраструктурой. Бизнес, как и ранее не собирается брать на себя повышенные обязательства и заходить в заведомо нерентабельные делянки.

 

Леса, имеющие наибольшую промышленную ценность, и расположенные в наиболее экономически доступных регионах, практически все оказались в долгосрочной аренде у региональных производителей через механизм Приоритетных Инвестиционных Проектов. Мы можем наблюдать такую ситуацию в Вологодской и Архангельской областях, и в республике Карелия, то есть в тех регионах, где преобладают наиболее ценные хвойные насаждения, и где сконцентрированы промышленно доступные леса. Можно констатировать, что бизнес на текущий момент, всего лишь выбирает наиболее доступные и качественные лесосырьевые ресурсы.

 

Практически все крупные арендаторы, получившие лесную аренду в рамках механизма ПИП, имеют или создают собственные лесозаготовительные подразделения с современной лесозаготовительной техникой. Благодаря современной технической базе, сконцентрированному организационному ресурсу, большому масштабу деятельности и комплексности, эффективность деятельности лесозаготовительных подразделений крупных лесоперерабатывающих предприятий существенно выше, чем у аналогичных малых и средних предприятий. Таким образом, из лесных отношений выдавливаются малые и средние лесозаготовительные предприятия, так как не могут обеспечить сопоставимую экономическую эффективность с крупными игроками.

 

Другим фактором, способствующим выдавливанию малых и средних лесозаготовительных предприятий, является отсутствие свободных арендных участков с качественными древостоями и транспортной доступностью. Большинство экономически привлекательных участков леса передано в долгосрочную аренду, в том числе и в рамках ПИП, поэтому вход на рынок сырья для новых игроков практически закрыт.

 

Таким образом, механизм ПИП приводит к моно- и олигополизации аренды лесных участков среди крупных переработчиков, так как малые и средние формы бизнеса поступательно выдавливаются из лесных отношений, так как не могут обеспечить экономически эффективную лесозаготовительную деятельность. С точки зрения государства, превалирование крупных форм бизнеса в лесных отношениях, имеющих собственную перерабатывающую базу, является предпочтительным. Крупный бизнес может обеспечить комплексную заготовку, переработку и лесовосстановление, создать лесную инфраструктуру благодаря наличию финансовых ресурсов, в полной мере обеспечить все необходимые лесохозяйственные мероприятия. Кроме того, снижение количества арендаторов сокращает затраты на их контроль и согласования со стороны органов лесного управления. С этой точки зрения, такой подход безусловно оправдан.

 

На другой чаше весов стоят либеральные утверждения о свободном рынке, но как показывает мировая практика, экономически эффективный и устойчивый лесопромышленный комплекс может существовать только при комплексной заготовке и переработке сырья, что можно достичь только созданием горизонтально интегрированных холдингов. Тем не менее, принимая во внимание географические масштабы российского лесного фонда, поле для малого и среднего бизнеса в лесозаготовительной деятельности и лесных отношения будет существовать всегда, только в большинстве случаев это направление деятельности будет носить низкорентабельный или даже убыточный характер.

 

Описанная тенденция монополизации арендного лесного фонда полностью проявила себя в Северо-Западном Федеральном округе, особенно в Вологодской и Архангельской областях, где присутствует наиболее ценные древостои. Немного медленнее эти процессы проходят в Центральной части России из-за преобладания лиственных древостоев и их низкой ценности. В Сибирском и Дальневосточном Федеральных округах, эти процессы также заторможены из-за неразвитой общей и лесной инфраструктуры, то есть лесозаготовители физически не могут начать освоение свободных от аренды участков леса из-за отсутствия дорог и мостов, что затрудняет процесс монополизации. Тем не менее, все тенденции одинаковы для всех регионов страны, будущее будут иметь те перерабатывающие предприятия, которые смогут обеспечить себя сырьем на длительную перспективу и наиболее простым способом получения лесов в долгосрочную аренду является механизм Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов.

Существует еще одна тенденция, которая уже была озвучена в высоких кабинетах. Она заключается в том, что приоритет в предоставлении арендных участков в рамках рассматриваемого механизма будет предоставляться уже действующим предприятиям, которые осуществляют реконструкцию или расширение производства, а не новым проектам. Конечно, в этом есть доля рациональности, так как в некоторых регионах нет места новым инвестиционным проектам и уровень эксплуатации лесного фонда крайне высокий. Стоит ожидать, что такой подход будет применяться в зависимости от региональной ситуации.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ. ОТ МОНОПОЛИЗАЦИИ К ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЛЕСА?

 

Механизм Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов однозначно ведет к монополизации арендного фонда в руках крупных лесоперерабатывающих групп, с постепенным вытеснением малого и среднего бизнеса из лесного сектора и с полным изменением сложившегося лесопромышленного баланса. Изменения происходят медленно, поэтому большинство наблюдателей не могут их охватить и спрогнозировать дальнейшее развитие.

 

На текущий момент можно предвосхитить существенные сырьевые проблемы тех перерабатывающих предприятий, которые не озаботились созданием собственной арендной лесосырьевой базы. В некоторых регионах эта тенденция наблюдается уже сегодня и можно предположить, что она будет только усиливаться. Будущее имеют только те предприятия, которые обладают собственной арендной базой.

 

Логика этого процесса проста. Крупный арендатор и переработчик всегда будет стремиться к максимально полной переработки имеющихся у него древесных ресурсов и будет наращивать собственные производственные возможности по переработке нецелевого сырья, поэтому доля такого сырья, продаваемого на сторону, будет постепенно сокращаться. Эта тенденция приведет к тому, что предприятия, ориентированные на поставку древесного сырья со стороны, окажутся без снабжения.

 

И главное, монополизация больших арендных лесных массивов в одних руках может быть подготовкой к постепенному введению частной собственности на леса. В таком формате этот переход будет проще осуществить и арендаторы, имеющие собственные перерабатывающие мощности, будут иметь финансовую возможность выкупить лесные массивы у государства.

 

Такой вариант развития событий не стоит исключать, хотя эта перспектива видна на горизонте 15-20 лет, после адаптации всех происходящих изменений и формирования пула крупных арендаторов, но вероятность этого процесса крайне высока. Частная собственность на леса имеет много положительных свойств с точки зрения бизнеса, и специалисты Национального Лесного Агентства Развития и Инвестиций неоднократно подчеркивали преимущества частной собственности на леса по сравнению с государственной. Прежде всего, резко повышается капитализация компании за счет иной оценки лесных массивов. Частная собственность на леса позволяет сделать лес экономическим активом, производящим продукт. Повышение оценочной стоимости лесов позволяет привлекать большие финансовые средства в виде частного капитала и кредитов. Леса в частной собственности позволяют реально привлекать инвестиции, а не косвенно, как это происходит в настоящее время, путем внедрения довольно искусственных государственных механизмов.

 

Безусловно, такой вариант развития событий никто не озвучит, так как общественное мнение к этому не готово, но ведь в России ввели частную собственность на земли сельскохозяйственного назначения.

Ознакомьтесь с другими связанными материалами:

Исследование рынка древесного сырья

Экспертиза инвестиционных проектов

Концепция Приоритетных Инвестиционных Проектов в области освоения лесов

 

Примечание:

При использовании аналитических материалов представленных в статье, ссылка на ООО "Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций" и на сайт www.nlari.com ОБЯЗАТЕЛЬНА.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тэги: биотопливо, древесные топливные гранулы, биоэнергетика, пеллеты, ДТГ, гранулы, анализ рынка

Please reload

RSS Feed
ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

ИГРЫ С САХАЛИНСКИМ ЛПК

25/01/2020

1/9
Please reload

НОВЫЕ СТАТЬИ
Please reload

ПОИСК по ТЕГАМ
Please reload